Утром на автобусе последовало перемещение из Сточека-Луковского в Лукув. Затем — переход с автостанции на железнодорожный вокзал, где получилось сделать лёгкий перекус на дорожку и попробовать выпечку из местной пекарни с дразнящими запахами, мимо которой проходил ВМ. После того как куратор проекта пересёк железнодорожные пути, он отправился на выход из города. Сегодняшний путь пролегал примерно вдоль железной дороги в северо-восточном направлении. На выходе КосмоХодока порадовал sklep “Jablonechka”, но туда заходить он не стал. Также был проигнорирован правый поворот в стороны местечка Zapowjednici (2 км). Затем последовательно были прошаганы Karwacz и Debowici. Была достигнута граница гмины Trzebieszow, на гербе которой изображены две лошадки. Проходя левый свороток на Golowierchy (7 км), куратор проекта не стал особо крутить головой и продолжал движение prosto (= прямо). Затем был Karwow, после чего ВМ благополучно миновал левый поворот на Poplawy (2 км), ибо посчитал, что открывать купальный сезон на 6-й день весны в день, когда дул встречный пронизывающий ветер при замёрзшей воде в каналах, не резон. В центре гмины Trzebieszow был сделан второй перекус.
Уже на выходе встретился реальный экземпляр символа Лукувского повята — настоящий польский петух со шпорами в окружении нескольких подопечных куриц. ВМ отказался от мысли пойти в лежащий в 11 км по левую руку населённый пункт Zaolszynie, чтобы понять, что же это такое “olszynie”, за которым что-то другое находится. Также влево уходил свороток на местечко Leszchanka (всего 1 км), и здесь КосмоХоджок не сбился с пути. Впереди было сельское поселение Strzakly в составе Бяльского повята. Чуть позднее, когда ВМ уже приближался к местечку Jelnicа, из остановившейся встречной легковой автомашины водитель как раз спросил про этот населённый пункт. Прикинувшись местным жителем, российский гость показал направление и сказал: “Рrosto!” (= прямо). Уже на подходе к конечной цели движения — городку Miedzyrzec Podlaski (Мендзыжец-Подляский) встретились два отворотка: правый на Misie (2 км) и левый — на Sawki (0.7 км).
Также КосмоХодока пытались соблазнить предложением подвезти на минивэне с дорожными рабочими в оранжевых жилетах, который остановился по своей надобности и несколько минут стоял на противоположной полосе. Гордо проигнорировав предложение, ВМ вошёл в Мендзыжец-Подляский примерно через 5 часов после выхода из Лукува. Пройдя ещё несколько километров по довольно растянувшемуся в длину городку, он достиг наконец железнодорожного вокзала, откуда спустя некоторое время двинулся на поезде в обратный путь до Лукува, а оттуда на автобусе снова в Сточек-Луковский. Пешеходный переход был завершён засветло. Продолжаем идти prosto, то бишь прямо!

Resume: 8 / 250 (+28) / 66 (+7)

Послесловие-2022

1/ Начинаем с МЛК:

“Jablonechka”: от слова “jabłon” = “яблоня”;

“Zapowjednici”: но слово “заповедник” = “rezerwat”;

“Debowici”/ “Dębowica”: видимо, имеет отношение к “dębowy” = “дубовый”;

“Trzebieszow”/ “Тшебешув”: в этом старинном селе (первое упоминание относится к 1430 г.) с сегодняшней численностью жителей около 1700 человек после Второй мировой войны был зафиксирован второй случай в Польше, когда родились четверо детей/ три мальчика и девочка;

“Golowierchy”/ “Gołowierzchy”/ “Головежчи”: как вариант “goły” = “голый” + “wierzch” = “верх” получается “голые верхи”;

“Poplawy”: но при этом “pływać” = плавать’;

“Zaolszynie”: возможно, что от польского “olcha” = “ольха”, т.к. русское “ольшаник” = “ольховый лес, заросль ольхи”;

“Leszczanka”: видимо, от слова “leszczyna” = “лещина”;

“Strzakly”: не исключено, что от слова “strzał” = “выстрел”;

“Jelnicа”: как вариант от слова “jeleń” = “олень”;

 “Miedzyrzec Podlaski”/ “Międzyrzec_Podlaski”/ “Мендзыжец-Подляски”: старинный город (первое упоминание относится к 1174 г.) и центр одноимённой гмины с населением около 17 тыс. человек;

“Misie”: вероятно, от слова “miś” = “медвежонок”, “мишка”;

Окончен МЛК!

2/ Мы уже упоминали в дорожном дневнике имя великого польского учёного эпохи Возрождения, создателя новой гелиоцентрической системы мира Николая Коперника/ 1473-1543. В порядке уточнения нужно отметить, что родился он в польском городе Торунь, расположенном ниже по течению Вислы примерно в 180 км по прямой от столицы Варшавы. В следующем 2023 будет отмечаться 550-я годовщина со дня рождения великого польского и немецкого астронома (она включена в Календарь памятных дат ЮНЕСКО на 2022-2023 гг. — заявку Польши поддержали Германия и Италия). В 1973 года праздновался 500-летний Николая Коперника. В связи с этим в 1972 г. польская киностудия “Иллюзион” и ГДР-ская киностудия “ДЕФА” совместно сняли биографическо-исторический фильм “Коперник” продолжительностью 128 минут (режиссёры — супруги Эва и Чеслав Петельские). Главную роль в фильме сыграл польский актёр Анджей Копичинский/ Andrzej Kopiczyński (1934-2016), уроженец города Мендзыжец-Подляски (на заставке — афиша фильма “Kopernik” на польском языке). Премьера фильма состоялась в день 500-летия великого поляка — 19.02.1973. В том же году фильма “Коперник” был удостоен Серебряного приза на 8-м Московском международном кинофестивале. Желающие посмотреть фильм в преддверии 550-й годовщины со дня рождения автора гелиоцентрической системы мира могут найти его (с переводом) в соответствующем разделе одной из отечественных социальных сетей.

Р.S

Сегодня мы ещё раз обратимся к личности польского космонавта Мирослава Гермашевского, о котором речь уже шла в нескольких предыдущих текстах. Внесём, во-первых, ясность с местом рождения будущего польского космонавта: он родился 15.09.1941 в оккупированной немцами западной Украине, входившей до 01.09.1939 в состав Польши/ прежний Костопольский уезд — после войны БерЕзновский район, ныне Ровенский район Ровенской области (современной Республики Украины) на Волыни. Во-вторых, упомянем о старшем брате Мирослава — Владиславе Гермашевском/1928-2002, который 40 лет отдал воинской службе в Войске Польском, бригадном генерале, военном лётчике 1-го класса, который налетал 5000 часов, в том числе более 3500 часов на реактивных и сверхзвуковых самолётах, в частности, в середине 1950-х он летал на МиГ-15.  Летом 1960 г. на 550-летие битвы под Грюнвальдом провёл “панельный” строй, состоящий из 64 самолётов, что стало мировым рекордом, а в 1966 г. организовал воздушный парад в Варшаве по случаю 1000-летия Польского государства (в 966 г. при первом известном правителе Польши, великопольском князе Мешко Первом, основателе династии Пястов было принято христианство по западному обряду).

Р.S.S

Теперь о младшем брате Мирославе, ставшем космонавтом. Когда он в середине 1970-х гг. командовал истребительным авиаполком, то мечтал хотя бы просто / рrоstо/ прямо познакомиться с настоящим космонавтом. Летом 1978 г. нынешний бригадный генерал на космическом корабле «Союз-30» совершил полёт на орбитальную станцию «Салют-6», проведя в космосе 7 суток и 22 часа. Но за два года до своего космического полета М. Гермашевский не мог и мечтать о покорении космических просторов. Он вспоминл: «Я реально смотрел на жизнь, у нас не было ни космодромов, ни ракет. Но когда в космос полетел Юрий Гагарин, это произвело на меня огромное впечатление. Я внимательно следил за покорением космоса ещё от первого спутника в 1957 году. Но после того, как полетел Гагарин, я подумал: «Боже, чтобы мне когда-нибудь увидеть настоящего космонавта!» Это была моя мечта».  Однажды в полку, где Мирослав Гермашевский, уже ставший опытным пилотом истребителя, летавшим на МиГ-21, был командиром полка, была получена секретная телеграмма. В ней был приказ отобрать нескольких лучших летчиков для переучивания на технику, которая летает «очень высоко, очень далеко и очень быстро». Первая реакция командира полка была отрицательной — позднее он говорил так: «У меня были очень хорошие пилоты, но я не хотел их отдавать, потому что они были нужны в полку, но когда меня спросили, не хочу ли я сам переучиться на новую технику, то я, конечно, согласился. Нас направили в Варшаву в Институт авиационной медицины и начали скрупулезно обследовать. Нас было около 80. У меня была самая высокая должность из всех — командир авиационного полка в чине майора. Обследовали всё, что только можно. Где-то через два месяца группа уменьшилась до 16 человек. Только тогда нам сказали, что мы готовимся летать не на самолёте, что речь идет о космическом полете».

Сомнения у него оставались и дальше: пройдёт ли дальнейший отбор. Дело в том, что в юности медицинская комиссия три раза не допускала будущего космонавта к полётам на планере. Космонавт вспоминает: «Я имел недостаток веса — был очень худой, но добился всё же своего и летал на реактивной технике. И я очень хотел пройти дальнейший отбор и попасть в четвёрку, которая поедет в Звёздный городок на дальнейшие обследования. Я думал, что если буду в этой четвёрке, то, может быть, исполнится моя мечта и я увижу настоящего космонавта. В итоге я показал очень хорошие результаты психологических тестов, очень хорошо перенес стрессовые ситуации, перегрузки. Когда мы приехали в Звездный городок, первым из космонавтов я увидел Алексея Леонова, с которым мы подружились на всю жизнь».

По наблюдениям Мирослава Гермашевского, лучше всего Алексей Архипович Леонов/ 1934-2019 относился именно к польским коллегам: «Он оказался очень милым человеком. Позже он был руководителем моей учёбы. В Звёздном мы встретили четверых немцев, четверых чехов, которые тоже готовились по программе «Интеркосмос». Но не скрою, что к нам — к польской группе — Леонов относился с самой большой симпатией. Он часто приглашал нас к себе домой или на шашлыки. Когда я был на космодроме и в космосе, он каждый день навещал мою семью, приносил гостинцы маленькой дочери”.

В космос Мирослав Гермашевский полетел вместе с Петром Климуком. Польский космонавт вспоминает: «Помню, пришёл Климук, такой весёлый, невысокого роста, уже дважды Герой Советского Союза. Начал говорить и даже вставлял какие-то польские слова. С первого взгляда мы как-то понравились друг другу. Мы жили в одном доме — я на первом этаже, а он надо мной. Мы много разговаривали, оказалось, что наши судьбы где-то похожи. Война одинаково оставила на нас отметину. Я узнал, что его отец погиб под Радомом/ красноармеец Илья Фёдорович Климук, 1909 г.р., рядовой 172-го гвардейского стрелкового полка 57-й гвардейской стрелковой дивизии умер от ран 21.10.1944 в госпитале (отец Мирослава — Роман Гермашевский, 1900 г.р., погиб в 1943 г.) Когда я проезжаю через Радом, то всегда прихожу на могилу его отца на улицу Варшавскую, где покоятся 2675 военнослужащих Красной Армии. Сейчас на общей могиле стоит плита, на которой выбито: “Илья Климук, отец космонавта”.

Когда после полугодичной подготовки польского лётчика спросили: если бы он полетел в космос, то с кем, то Мирослав без сомнений ответил, что с Климуком. В то же время Климука спросили, с кем он хотел бы полететь. И он ответил — с Мирославом. Так они понимали и взаимодополняли друг друга. В космическом корабле много не говорят. Временами достаточно жеста, взгляда, полуслова. По мнению Мирослава Гермашевского, Пётр Климук уже имел опыт двух полётов в космос, но, прежде всего, тот был прекрасным человеком.

Когда Гермашевский и Климук прибыли на космическую станцию «Салют-6», там уже работали Владимир Ковалёнок (уроженец Минской области) и Александр Иванченков. Польский космонавт снова вспоминает: «Встретили, конечно, они нас в соответствии с русской традицией — хлебом и солью. Мы были знакомы, вместе тренировались на Земле. Они были уже две недели в космосе, когда мы прибыли. Они немного скучали по Земле, по родным, а мы привезли им письма. И ещё привезли два яблока и два лимона. Они отнеслись к этому как к чему-то святому. Читали письма, нюхали яблоки. Иванченков разделил яблоко на четыре части и дал каждому. Я говорю, нет, вы съешьте сами. Мы скоро вернёмся на Землю. Там будет много яблок. А шкурки яблок и лимонов он развесил по разные стороны станции. И мы уже не говорили ось игрек и ось минус игрек, а только аллея лимонная, аллея яблочная…» Таким остался в памяти первого польского космонавта его полёт в космос летом 1978 г.

Р.S.S.S

В заключение приведём сухое резюме итогов полёта с участием Мирослава Гермашевского:

“Старт на космическом корабле “Союз-30” 27.06.1978, командир экипажа — П. И. Климук, космонавт-исследователь — М. Гермашевский/ ПНР, экспедиция посещения станции “Салют-6”/ стыковка со станцией 28.06.1978, возвращение на Землю 05.07.1978. Выполненные эксперименты: эксперимент “Сирена” по кристаллизации сложных полупроводниковых соединений, эксперимент «Земля” по дистанционному изучению Земли с помощью мультиспектральной камеры МКФ-6М. В программу медицинских исследований были включены эксперимент “Кислород”, эксперименты “Кардиолидер” и “Кардиолидер-Спринт” по изучению работы сердечно-сосудистой системы в условиях гидростатического давления и при физических нагрузках, “Вкус” по исследованию изменений вкусовых ощущений в космическом полёте и “Досуг” по влиянию специально разработанных и подобранных с учетом национальной специфики, но интересных и другим членам экипажа телепрограмм на работоспособность космонавтов”.