В эти дни исполняется 60 лет со времени поездки первого космонавта Земли Юрия Алексеевича Гагарина на Британские острова в июле 1961 года. Тогда прошло всего несколько месяцев с 12.04.1961, когда был совершён триумфальный полёт нашего соотечественника, гражданина СССР на околоземную орбиту. Только перед визитом — в мае 1961 г. — совершил свой суборбитальный полёт первый американский астронавт Алан Шепард/1923-1998, который, по версии Международной авиационной федерации / FAI, считается вторым человеком в космосе. А в СССР в это же время ещё только готовился первый суточный полёт — с несколькими витками — космонавта № 2 Германа Степановича Титова, являвшегося дублёром Ю.А. Гагарина на старте первого полёта. Таким был примерно к середине лета 61-го космический расклад.

Более сложной выглядела международная обстановка в середине 1961 года. Холодная война — в самом разгаре. Пока ещё глухо тлел “Берлинский кризис”, связанный со статусом трёх зон оккупации союзных войск: США, Великобритании и Франции в тогдашнем Западном Берлине, который по факту актуализировался с 04.08.1961 — дня начала строительства Берлинской стены со стороны ГДР. Ширился военный конфликт в Юго-Восточной Азии, где на раннем этапе Вьетнамской войны шла подготовка к осуществлённой в конце1961 года переброске первых регулярных подразделений Вооружённых сил США в Южный Вьетнам. Ещё более года оставалось по времени до кульминации в период Карибского кризиса в октябре 1962 года, хотя только недавно закончилась провалом попытка военного вторжения на Кубу, организованного при участии США в апреле 1961 года с целью свержения правительства Фиделя Кастро.

Упомянем также психологические особенности нынешних потомков англосаксов. Британия как островная страна характерна тем, что её жители никогда не проявляли излишний энтузиазм в отношении чужаков, в особенности, если они прибывают в военной форме конкурирующего военного блока (в данном случае из СССР в составе Варшавского договора). Англию и её жителей, которым свойствен скепсис относительно чьих-то ещё технологических достижений (Sir Isaak Newton — ихнее всё!) — трудно было рассчитывать поразить космосом. Не забудем и про улицу Флит-стрит в Лондоне, считающуюся цитаделью британской прессы. Уж эти-то ушлые журналисты были готовы подать всё в нужном для них свете при освещении визита советского космонавта.

Наконец, не забудем, что 25 мая 1961 года президент США Джон Кеннеди произнёс в Конгрессе свою историческую “Лунную речь”, в которой потребовал выделить только на ближайший финансовый год свыше 500 миллионов долларов с целью осуществления до конца десятилетия высадки американских астронавтов на Луну. Соединённые Штаты приняли сделанный Советским Союзом вызов, когда наша страна первой запустила в космос спутник и первой отправила человека на орбиту, и потому решили играть по-крупному. Как выяснилось впоследствии, сроки, заданные 35-м Президентом США, убитым в конце 1963 года, оказались выдержаны. В июле 1969 года впервые в истории жители Земли совершили посадку на поверхности другого небесного тела — спутника Земли Луны.   

И вот на таком непростом фоне организуется визит космонавта №1 в такую считавшуюся, по тогдашним советским меркам, капиталистическую страну как Великобритания. Ставшей четвёртой по счёту миссии мира нашего космонавта за рубеж уже предшествовали визиты Юрия Алексеевича Гагарина в тогдашние страны Восточного блока Чехословакию и Болгарию, а также в соседнюю Финляндию. Причём находившееся тогда у власти в Великобритании консервативное правительство под руководством Гарольда Макмиллана/ 1894-1986, первоначально не изъявляло особого желания, чтобы пригласить в страну первого побывавшего в космосе землянина. Но и оно было буквально застигнуто врасплох масштабом энтузиазма и ликования, охватившего простых людей по всему миру, в т.ч. в Великобритании, после 12.04.1961, ибо все хотели воочию увидеть уникального на тот момент человека, побывавшего “там”, на околоземной орбите. Уже 23.05.1961 в Манчестере было получено согласие из Москвы на направленное перед этим от имени генерального секретаря Объединённого профсоюза литейщиков страны Дэйва Ламберта приглашение Ю.А. Гагарину посетить этот крупнейший порт и промышленный город Англии, расположенный примерно в 300 км к северо-западу от Лондона и считавшийся столицей сталелитейной промышленности Великобритании. Как говорится, против воли трейд-юнионов не попрёшь, и тогдашнему правительству консерваторов пришлось в спешке подвёрстывать дополнительный день в программу пребывания гостя из СССР в рамках формального визита по профсоюзной линии (отметим, что деятельность находившейся в тот момент в оппозиции лейбористской партии исторически связана с британскими профсоюзами), цель которого была сформулирована как содействие развитию экономического сотрудничества между Востоком и Западом. Забегая вперёд, добавим, что эта целевая часть была успешно реализована: были заключены многочисленные соглашения о кооперации между советскими и британскими промышленными предприятиями.

Но литейщики и все жители Манчестера очень хотели увидеть 27-летнего лётчика из СССР не только потому что волею судьбы он стал первопроходцем космоса, но и потому, что свою трудовую биографию будущий космонавт когда-то начинал с освоения рабочей профессии литейщика в небольшом городке Люберцы под Москвой. В день приезда Юрия Гагарина в сталелитейную столицу страны, который пришёлся на 12 июля — ровно через три месяца после дерзновенного полёта, одна из манчестерских газет вышла с заголовком, который даже трудно перевести на русский язык: “It’s just Yurific!” (примерно что-то типа “Это просто по-Юриному!” или даже “Это просто Юрично!” по аналогии с “феерично”/ сказочно). Такой грандиозный приём был подготовлен для нашего соотечественника!

Другое городское издание “The Manchester Evening News” подчёркивало человеческий аспект визита: “Майор Гагарин стоит выше банальных враждебностей политики. Его свершение является гуманистическим достижением, победой духа и отваги человека. Вот почему какое-либо сомнение в проявлении гостеприимства звучало бы абсолютным диссонансом. Но даже какое-либо допущение этого отметалось в порыве чувств и в возгласах одобрения, ибо радостные чувства простых людей просто крушили все протокольные “засады”. Значение имеет только человеческая теплота, оказанная во время приёма”.

Попробуем восстановить хронологию визита с некоторыми подробностями.

11.07.1961/вт Ю.А. Гагарин вылетел из Москвы в Лондон на самолёте. В составе сопровождающих лиц были также Герой Советского Союза Николай Петрович Каманин/1908-1982, куратор первого отряда космонавтов и Николай Николаевич Денисов/1909-1983, журналист, соавтор книги Ю.А. Гагарина “Дорога в космос”. По прилёту произошло неожиданное. Вопреки всем особенностям англичан получилось так, что в чужой стране советского офицера встречали едва ли не с большим энтузиазмом, чем на родине. Трудно было ожидать, но по пути из аэропорта Хитроу в центр города машину гостя забрасывали букетами толпы встречающих подобно тому, как это было 14.04.1961 на Ленинском проспекте после прилёта Ю.А. Гагарина в Москву по пути следования из аэропорта Внуково на Красную площадь. В первый день визита Ю.А. Гагарин знакомится с Лондоном.

12.07/ср — гость слетал в Манчестер и обратно на специально зафрахтованном лайнере Vickers Viscount 800 / British European Airways. Для гостя из Москвы это был первый полёт на иностранном самолёте, который к тому же назывался “Sir Isaak Newton”. Конечно, советский военный лётчик не преминул воспользоваться возможностью, чтобы на короткое время сесть за штурвал британского гражданского самолёта.

Гостя из СССР Манчестер встречал проливным дождём: на посадку самолёт был вынужден заходить сквозь плотные облака, а свирепый ливень хлестал на асфальт аэродромного поля, одежда же тех, кто встречал гостя у самолёта, была насквозь мокрой. Но даже дождь не смог охладить теплоту улыбки Гагарина и неподдельный энтузиазм множества манчестерцев, которые собрались в аэропорту и выстроились плотными шпалерами на протяжении нескольких миль на пути следования из аэропорта в штаб-квартиру профсоюза литейщиков. Но поскольку приветствовавшие его жители города стояли под проливным дождём, то и гость во время движения по улицам города отказался от того, чтобы крыша его кабриолета “Bentley” была поднята, приведя следующий аргумент: “Наименьшее из того, что я могу сделать для этих людей, — это промокнуть вместе с ними”. Приём был оказан грандиозный.

Дети наряжались в самодельные космические скафандры и сбегали с уроков, чтобы помахать ему с тротуара. При продуманном подходе школьные учительницы приводили заранее своих школьников к маршруту следования. Девушки заполняли все заранее подготовленные стационарные площадки, высовывались за полицейские ограждения с одной единственной целью — подарить букет цветов, получить автограф или сорвать поцелуй. Матёрые фабричные рабочие мчались сломя голову, чтобы пожать ему руку или похлопать по плечу, пробормотать неуклюжие слова восхищения, а футбольная команда “Манчестер Юнайтед” прервала тренировку, чтобы выйти с тренировочной базы, чтобы помахать “Магеллану Космоса”. Первый космонавт как будто действительно для них с неба свалился — так восторженно принимали его жители Манчестера. Во время приёма в городском совете по-прежнему хлестал дождь, а на фронтоне здания наряду с Юнионом Джеком (государственным флагом Великобритании) развевался Красный стяг Страны Советов, а в честь первого космонавта духовой оркестр играл государственный гимн СССР.  Таким запомнился город литейщиков человеку, который в свою очередь восхитил аудиторию своими словами о том, что “в глубине души он так и остался литейщиком”.

13.07/чт гость посетил в Лондоне Тауэр, а затем Лондонское королевское общество, выступающее частично в качестве национальной академии наук в отношении естественных наук (параллельно существующая Британская академия наук — для общественных и гуманитарных наук). Интересно, что девизом общества, созданного в 1660 году (за год до этого ему уже исполнилось триста лет) и утверждённого королевской хартией в 1662 году, являются слова “Nullius in verba” (в переводе с латинского — “Ничего со слов”), что означает, что доказательством в науке должны служить эксперименты, расчёты, практика. В данном случае первый успешный полёт человека в космос как раз и явился наглядным не вербальным, а практическим примером, поэтому, думается, что британские учёные мужи и наш практикующий космонавт смогли найти общий язык.

В другой раз, когда собеседником гостя был британский астроном Sir Bernard Lovell/1913-2012, советский военный лётчик Ю.А. Гагарин поблагодарил руководителя экспериментальной станции — ныне обсерватории — Джодрелл-Бэнк с несколькими мощными радиотелескопами (среди них — самый большой в мире на момент постройки в 1957 году радиотелескоп с диаметром зеркала 76, 2 м — ныне третий по величине в мире, который в то время служил единственным инструментом, способным регистрировать пуски советских межконтинентальных ракет) за помощь в отслеживании первых стартов в рамках Советской космической программы. Через некоторое время британский астроном, которому в 1961 году так и не удалось из-за плотного графика заполучить советского гостя в руководимый им центр, написал о своих впечатлениях от общения с Ю.А. Гагариным: “Очевидно, что он такой человек, с которым ты можешь общаться долгое время. Он станет одной из исторических фигур нашей цивилизации, поскольку он является первым человеком, которому удалось пожить в новой среде. Есть много вещей, о которых я хотел бы спросить его, но, возможно, он не ответил бы на них…” Даже десятилетия спустя учёный по-прежнему отзывался о Юрии Алексеевиче Гагарине с большой теплотой и чувством, вспоминая улыбку и обаяние гости. Также в третий день визита состоялась встреча с премьер-министром Великобритании Гарольдом Макмилланом в его временной резиденции — Адмиралтейском доме (в прежнее время одним из его обитателей был Уинстон Черчилль).

14.07/пт первый космонавт завтракал с королевой Елизаветой II в Букингемском дворце. С этой аудиенцией, как известно, связаны нескольких интересных деталей. Отметим, что разница в возрасте между хозяйкой и гостем составляла около восьми лет (Ю.А. Гагарину напомним, было тогда полных 27 лет). Хотя Елизавета II на тот момент завершила первые 9 лет своего пребывания в монаршей должности (нынче она правит уже 69 лет), но даже и ей несмотря на свой статус также хотелось убедиться в реальности существования первого космонавта.

Встречали его по торжественному ритуалу, заложенному столетия назад. Сменялись караулы, менялись местами одетые в золотые мундиры и в высокие шапки из медвежьего меха гвардейцы, эффектно двигались всадники. Парадный вход начинался с широкой лестницы, по бокам которой находились узкие лестницы, где стояли встречающие, а также детская коляска, в которой находился сын Елизаветы II — принц Эндрю (родился 19.02.1960 — третий ребёнок и второй сын королевы).

На церемонии ещё один из числа приглашённых — начальник имперского штаба (в 1959-1965 гг.) лорд Луис Маунбаттен/1900-1979 (также дядя супруга Елизаветы II герцога Эдинбургского Филиппа), обращаясь к Юрию Алексеевичу, сказал: “Я уже пожилой человек. Многое видел на своём веку… Но есть событие, которое наиболее глубоко запало в мою память, и я горжусь им. Это было в дни моего далёкого детства: королева Великобритании (Виктория / годы правления 1837-1901) держала меня на руках… Эндрю тоже всю жизнь будет помнить, как он в коляске встречал первого в мире космонавта…” Вот такое неожиданное сравнение разных эпох. Ныне занимающему 9-е место в порядке наследования британского престола герцогу Йоркскому Эндрю идёт 62-й год. А ещё 14.07.1961 впервые в истории королевской семьи, со слов королевы, всем слугам и придворным служащим было разрешено выстроиться в вестибюле, чтобы они могли поприветствовать Юрия Алексеевича Гагарина.

На традиционный вопрос королевы, обращённой к советских гостям (майора Ю.А. Гагарина, кроме переводчика, сопровождали советский посол А.А. Солдатов и генерал-лейтенант Н.П. Каманин): “Как вам понравился Лондон и его жители?” Юрий Алексеевич, у которого ещё в день прилёта поздно вечером была возможность инкогнито поколесить на автомобиле по центральному Лондону, ответил так: “До сих пор об англичанах я судил по романам Диккенса и Голсуорси. Они всегда представлялись мне замкнутыми, невозмутимыми. А тут мы встретили людей с открытыми улыбками и горячими сердцами”. В светской беседе принц Филипп/1921-2021 интересовался некоторыми техническими подробностями, в частности, вопросом о том, как во время полёта обеспечивается устойчивость космического корабля. Был дан и корректный ответ и на вопрос хозяйки о том, полетит ли в Советском Союзе в космос девушка. Первый космонавт заверил королеву: “Обязательно, ведь у нас полное равноправие”.

Приведём ещё цитату из воспоминаний, которые оставил Владимир Иванович Лебедев/1929-2004, который в 1960-1971 гг. в Центре подготовки космонавтов возглавлял отдел медико-психологической подготовки, считается одним из создателей космической психологии, а также был вместе с Ю.А. Гагариным соавтором при работе над изданной в 1968 г. книгой “Психология и космос”. Вот что он писал: “Позже Ю. Гагарин рассказал нам следующую историю. Как деревенский паренёк, о королях и королевах он знал только по сказкам. А тут королева после официального приёма пригласила его на ланч. Юра рассказывал: ему настолько хотелось убедиться, что это живая королева, что под столом он потрогал королеву чуть выше колена. Та улыбнулась и продолжала пить кофе… Когда я стал писать мемуары, то вспомнил об этом рассказе и мне захотелось проверить, шутил ли Юра. В английских газетах, освещавших его визит, сообщалось, что королева высказала восхищение героизмом Гагарина и даже нарушила протокольную часть. Она восторженно подошла к космонавту и стала тискать его руками. Кроме того, королева сфотографировалась с Ю. Гагариным, чего ей по статусу не положено было делать, поскольку гость был из простолюдинов. Но королева вышла из этого положения, сказав, что Гагарин, слетав в космос, стал небесным, т.е. неземным человеком…”

Про известный курьёзный эпизод с ломтиком лимона здесь опустим, но приведём слова, сказанные королевой Великобритании Елизаветой II совсем недавно — в марте 2021 года. Общаясь в онлайновом формате с участниками научного форума, она поделилась с воспоминаниями о встрече с советским космонавтом Юрием Гагариным в Лондоне около 60 лет назад. “Он был очарователен. И я думаю, тот факт, что он был первым (космонавтом), делал его особенно очаровательным”, — сказала королева. Она из участниц форума поинтересовалась у Елизаветы II о том, каким был космонавт. “Русским. Он не говорил по-английски”, — пошутила королева, которая также сказала, что, наверное, страшно быть первопроходцем в космосе, не зная, чем закончится твое путешествие.

В истории этой уникальной аудиенции пока не поставлена финальная точка. Недавно первый заместитель главного редактора журнала “Русский космос” и АО “ЦНИИмаш” И. А. Маринин написал в ответ на мой запрос по поводу фотографии с состоявшейся 60 лет назад в нарушение протокола фотосъёмки с участием английской королевы и первого космонавта следующее: “…такой фотографии НЕТ и НЕ БЫЛО в природе. Может в архиве Великобритании есть, но нам он не доступен, а фотография такая ни разу нигде не публиковалась”. Будем всё же надеяться, что когда-нибудь Букингемский дворец обнародует то памятное фото…

После аудиенции у королевы Ю.А. Гагарин поехал на Советскую торгово-промышленную выставку, проходившую в тогдашнем крупнейшем британском выставочном и спортивном центре “Эрлс Корт” (в 2014 году был демонтирован). Здесь он произнёс удивительную речь, обращённую к пяти тысячам британских мальчишек и девчонок, пришедших на ярмарку: “Я надеюсь, многие из вас здесь, в этом зале, смогут совершить космические полёты — как пассажиры, пилоты, учёные, участники космических миссий — но, наверное, всё-таки в большинстве в качестве пассажиров…” Ему с энтузиазмом аплодировали. Возможно, что участникам проходившей в июле 1961 года встречи, родившимся в самом начале 1950-х годов, сегодня уже под 70 лет или даже за 70 лет.

За минувшее время с 1961 года на околоземной орбите побывали 7 представителей Британских островов: шестеро из них родились в Великобритании и один не является уроженцем Соединённого Королевства. Дело в том, что изначально у британского правительства не было национальной программы развития пилотируемой космонавтики и потому со стороны Великобритании финансирование на пилотируемые полёты в рамках Европейского космического агентства/ ЕКА не выделялось. Первые шестеро британских астронавтов (четверо имели американское и британское гражданство) летали в рамках космических программ NASA или СССР/РФ. В частности, в мае 1991 года совершила полёт в космос как гражданка Великобритании (не по линии государственного финансирования) Хелен Шарман, 1963 г.р. И только в 2008 году было заявлено о возможности полёта в космос подданого Великобритании за счёт финансирования со стороны британского правительства. В 2015 году такой полёт совершил астронавт ЕКА, гражданин Великобритании Тимоти Пик, 1973 г.р. Среди космических туристов есть также один гражданин с двойным гражданством, включая британское. Это родившийся также в 1973 году в ЮАР Майкл Шаттлворт — летал в качестве второго коммерческого участника космического полёта в 2002 году. Среди летавших по линии NASA уроженцев Британских островов, позднее получивших американское гражданство: Майкл Фоул,1957 г.р., Пирс Селлерс, 1955 г.р., Николас Патрик, 1964 г.р., Ричард Гэрриот, родившийся в Великобритании 04.07.1961 за неделю до начала визита первого космонавта и ставший космотуристом № 6. Получается, что никто из этих семи (самому старшему было чуть более 6 лет), пожалуй, не мог присутствовать на встрече в центре “Эрлс Корт”. Но “в Гагарина” дети на Британских островах, несомненно, играли.

Перед отъездом на родину 15.07/сб вне графика первый космонавт Земли, гражданин СССР Юрий Алексеевич Гагарин посетил Хайгетское кладбище, где возложил венок на могилу Карла Маркса. Затем советская делегация вылетела из Лондона и вернулась в Москву.

Обратимся в заключение ещё к одному высказыванию советского гостя на Британских островах. Выступая через переводчика в Манчестере с оборудованной под сцену платформы грузовика перед рабочими завода “Метрополитен-Викерс”, являвшегося на тот момент крупнейшим машиностроительным предприятием в Западной Европе, первый космонавт Земли Юрий Алексеевич Гагарин сказал, что с собой в полёт он не брал ни оружие, ни фототехнику, а напротив заверил, что все технические устройства на борту предназначались для научных и технологических целей. Он добавил, что в космическом пространстве есть столько места, что его хватит на всех. Там есть широкий простор для американцев, для русских, для британцев. Он выразил уверенность, что наступит такой день, когда советские космические корабли полетят на Луну и доставят туда советских учёных, которые будут работать там с американскими и британскими учёными. Такой вот долгосрочный прогноз прозвучал в далёком Манчестере из уст первого космонавта Земли. В ответ собравшиеся скандировали: “Юрий! Юрий!”

И ещё один примечательный эпизод, описанный одной из газет в те июльские дни. У ворот советского посольства в Лондоне космонавта № 1 поджидал 11-летний тинейджер, одетый в космический костюм. Когда русский гость спросил подростка, как того зовут, паренёк ответил: “Лучше я не буду говорить, а то знаете, я сачкую. Прогуливаю школу, чтобы посмотреть на вас”. Рассмеявшись, Ю. А. Гагарин подписал юному лондонцу свою книгу “Дорога в космос”.

Таким оказался диалог простых жителей планеты Земля в середине лета 1961 года с единственным на тот момент человеком из их числа, кто преодолел земное притяжение, совершил виток вокруг Земли и увидел нашу планету с другой стороны — из космоса. Миссия мира была успешно выполнена.

В. Михайлов

июль 2021