К 301-й годовщине со дня рождения урождённой Елизаветы-Христины Цильх – в замужестве Елизаветы Андреевны Ломоносовой (22.06.1720-06.10.1766)

Есть в немецком университетском городе Марбурге с населением менее 100 тысяч жителей / земля Гессен на улице Wendelgasse (в переводе с немецкого что-то типа “спиральная улочка”, хотя на карте она выглядит как прямая) на одном из домов мемориальная табличка, повествующая о том, что здесь в первой половине XVIII-го века жил учившийся в местном университета студент из России Михайло Ломоносов /1711-1765. Вместе с будущим академиком тогда у профессора Христиана Вольфа, немецкого учёного-энциклопедиста, философа, юриста и математика учились также будущий основоположник производства фарфора в России Дмитрий Виноградов/ 1720-1758 и сын советника Берг-коллегии Густав Райзер (позднее Евстафий Викентьевич)/ родился в 1718 г. — дата смерти неизвестна. После прибытия “петербургских руссов” в Марбург 03.11.1736 и поступления на учёбу под начало профессора Вольфа именно в этом доме у вдовы умершего в 1733 года пивовара и активиста местной церковной общины как раз и поселились почти 25-летний Михайло и 16-летний Дмитрий (разница в возрасте не мешала им быть друзьями — см. прошлогодний текст о Д.И. Виноградове по ссылке: https://msk.kprf.ru/2020/05/31/139632/).

Позднее профессор Вольф отмечал не только сильное стремление к знаниям самого старшего из трёх своих студентов — Михайлы/ Михель — на немецкий манер, но также и его быструю адаптацию к тому, что называется по-немецки “burschen”/ “вести разгульный образ жизни”, а также его слабость к женскому полу. Как пишут немецкие историки, прежде всего стала известной его связь с самой младшей дочерью пивовара, в доме которого квартировали и столовались М. Ломоносов и Дм. Виноградов, — Елизаветой-Христиной Цильх / Elisabeth Christine Zilch, оставшейся без отца — полусиротой в тринадцать лет. В ноябре 1739 года, когда Михайло сотоварищи уже продолжал учёбу в другом немецком городке — Фрайберге/ земля Саксония — в лаборатории практика Генкеля, у незамужней Елизаветы-Христины Цильх появилась, по немецким понятиям, незаконнорожденная дочь, которую крестили как Екатерину-Елизавету. Это была, по версии наблюдателей, настоящая драма, которая была немного приглушена после того, как вследствие размолвки с Генкелем во Фрайберге уже 29-летний Михайло ушёл оттуда, потом некоторое время скитался по Германии и при этом чуть не угодил в рекруты и только к лету 1740 г. вновь оказался в Марбурге, в ратуше которого 06.06.1740 заключается то, что по-немецки называется “Muss-Ehe” (по-русски примерно “брак по обязанности”), т.е. чтобы появившийся ребёнок считался, пусть и некоторое время спустя, но законнорожденным.

Однако в Марбурге свежеиспечённый супруг вместе с женой и маленьким ребёнком оставался недолго. Елизавета-Христина снова забеременела, когда её благоверный супруг уже исчез в направлении города Санкт-Петербурга, откуда он был, собственно, и послан в Германию на учёбу, но никак не для устройства личной жизни. Но будущий академик и учёный-энциклопедист, видимо, считал, что одно другому не помеха (не берём даже во внимание конфессиональные различия). При этом адреса в России он супруге не оставил. Получается, что хоть пиши по аналогии с будущим чеховским “на деревню, дедушке” примерно так: “в Россию, Ломоносову” (думается, что со временем бы дошло, когда уже Михайло Васильевич Ломоносов академиком стал). Кстати, сам он по прибытии в Санкт-Петербурге по причине межконфессионального характера брака вообще умолчал, что уже женат.

Два года ожидала Елизавета-Христина хоть какой-то весточки, что Михайло жив. Это продолжалось до тех пор, пока она не поинтересовалась у русского посланника о судьбе своего супруга. И только после этого М. Ломоносов, который уже был в Санкт-Петербургской академии наук, послал ей 100 рублей на дорожные расходы. Только в 1743 г. Елизавета-Христина Цильх вместе со своей четырёхлетней дочерью Екатериной-Елизаветой и со своим младшим братом Иоганном Цильх (по сути, шурином М. Ломоносова) отправилась в многомесячный путь в Россию. Нет письменных свидетельств того, как встретились супруги. Но известно, что после перехода Елизаветы-Христины Цильх в православие было совершено венчание, и Елизавета-Христина Цильх стала Елизаветой Андреевной Ломоносовой. В последующем, по версии русских биографов М.В. Ломоносова, брак в целом должен был быть счастливым. По мнению историка и архивиста Николая Алексеевича Шумилова (мне довелось с ним общаться несколько лет назад в Архангельске), что отражено в составленном им генеалогическом справочнике “Архангельский родословец”, всего в этом браке родились шестеро детей: сын Иван/ 1741-1742 (умер в младенчестве), дочери Екатерина-Елизавета /1739-1743 (умерла в раннем детстве), Елена/ 1749-1772, Софья/ год рождения и смерти неизвестны (умерла в младенчестве) и два рано умерших младенца (их имена, пол и порядок старшинства неизвестны). В связи со смертью единственного сына Ивана, названного, видимо, в честь деда Михайлы Ломоносова по матери — Ивана Сивкова, данная ветвь рода Ломоносовых по мужской линии пресеклась. В данном случае, речь идёт только о линии М. В. Ломоносова, а тем не менее ныне живут и здравствуют представители других линий происходящего из поморов рода Ломоносовых.

Как уже сказано, выжила из всех детей Михайлы Васильевича Ломоносова единственная дочь Елена Васильевна Ломоносова, но и она прожила недолго — всего 23 года. Она также стала сначала полусиротой после смерти отца в 16 лет, как и сам отец (Михайло в 8- или 9-летнем возрасте потерял свою мать Елену Ивановну / примерный год рождения — 1690, год смерти — 1719 или 1720 — в девичестве Сивкову, которая была первой женой отца Василия  Дорофеевича Ломоносова/ 1681-1641), а после смерти матери Елизаветы Андреевны примерно спустя полтора года — в 17 лет стала круглой сиротой.

Да и родившиеся после заключенного 03.09.1766 брака (мама ещё была жива) между Еленой Васильевной Ломоносовой и Алексеем Алексеевичем Константиновым/ 1728-1808 (личным библиотекарем императрицы Екатерины II) дети (фактически после смерти дедушки и бабушки) тоже остались, по сути, полусиротами в детстве и младенчестве, когда в 1772 году не стало их матери — единственной дочери Михайлы Васильевича — Елены.

Упомянем внучатое поколение М.В. Ломоносова, которое он уже не застал: внук Алексей Константинов/ 1767-1814 и внучки: Софья / 1769-1844 (была женой генерала Николая Николаевича Раевского-старшего), Елизавета/ 1770- ?, Анна /1772-1864, Екатерина/ 1771-1846.

Отметим также, что одна из правнучек М.В. Ломоносова — дочь Николая Николаевича Раевского-старшего и Софьи Алексеевны Константиновой — Мария Николаевна/ 1804-1863 вышла замуж за героя Отечественной войны 1812 года, впоследствии декабриста Сергея Григорьевича Волконского, за которым последовала в Сибирь. Это и о ней позднее напишет в поэме «Русские женщины» Николай Алексеевич Некрасов:

“Пленительные образы! Едва ли
В истории какой-нибудь страны
Вы что-нибудь прекраснее встречали.
Их имена забыться не должны”.

Такая вот семейная история — с продолжением и по сей день…

В. Михайлов

июнь 2021

P.S

Про Ломоносова, Раевских и Волконских, а также про усадьбу Усть-Рудицу под Санкт-Петербургом см. в прошлогоднем тексте по ссылке: https://msk.kprf.ru/2020/06/07/140186/.